Мнение: Чиновники Латвии не понимают причин непопулярности госязыка

Русскоязычное население Латвии отказывается использовать государственный латышский язык на работе и в быту. К такому выводу пришли члены парламентской комиссии по вопросам образования и культуры. При этом ответственные за языковую политику чиновники не понимают причин непопулярности госязыка и предлагали ввести новые карательно-запретительные меры.

Реализацией языковой политики в Латвии занимаются пять госучреждений. По мнению их представителей, финансирование их работы явно недостаточно, в то время как латышский язык терпит поражение в столкновении с иностранными для Латвии языками. Так, по данным опроса, который привел директор Агентства латышского языка Янис Валдманис в общественном транспорте и местах торговли людям отвечают по-латышски только в половине случаев. Хуже всего с использованием госязыка ситуация обстоит в крупных городах, где только 30% респондентов подтвердили наличие возможности всегда и везде использовать латышский. В частном бизнесе и сфере услуг удельный вес латышского, как единственного языка общения, занимает 12 и 15% соответственно. «Частный бизнес — это не синоним понятия «частная жизнь»», — указал Валдманис, отметив при этом, что предпосылки для более активного использования госязыка существуют: на хорошем уровне латышским сейчас владеют 48% жителей, а среди молодежи от 17 до 25 лет — 67%.

Наибольшую конкуренцию латышскому языку составляет русский язык. Признаки «русификации» были обнаружены в работе муниципальных и государственных учреждений: нелатышские выражения, по свидетельству населения, приходится регулярно слышать в каждом 20-м из них. Одну из причин непопулярности латышского языка чиновники видят в языковой неоднородности СМИ (75% информации латвийские пользователи Интернета читают на русском языке!). Другой фактор — чрезмерный билингвизм официальных лиц. «Престиж языка создают должностные лица! К сожалению, они публично говорят не только на латышском», — пояснил Валдманис.

В свою очередь депутат фракции » Единство «, экс-министр культуры Ингуна Рибена пожаловалась на «враждебное давлении чужих идеологий». «Если люди достигают детородного возраста и при этом не знают, как правильно писать имена своих детей на латышском языке, это тревожный сигнал», — раскритиковала депутат недавнее решение сената Верховного суда, разрешившего записать ребенка как Отто, а не Ото, как того требует Закон о госязыке.

Между тем, парламентарии не готовы пойти на увеличение финансирования образовательных программ для людей, недостаточно владеющих госязыком. На них в 2011 году выделено всего 14 млн латов (около 19,8 млн евро), в то время как на нужды спорта выделены 16 млн латов (около 22,6 млн евро). При этом круг претендентов на финансируемые государством курсы латышского языка остался по-прежнему сравнительно узок: родители учеников младших классов, педагоги школ нацменьшинств и безработные.

Несмотря на заверения в важности просветительских мер, в 2010 г
11f4
оду акцент делался на ужесточение санкций: даже при ограниченном финансировании Центр госязыка сумел увеличить штат инспекторов. Периодичность наказаний также возросла: если в докризисном 2007 году был составлен 721 административный протокол, то в посткризисном 2010 — 812.